| 
ИнформацияПресса о мастерах Узбекистана

Надежда Коблова "Зрелость Мастера" (о работах Гайрата Байматова)

«ЗРЕЛОСТЬ МАСТЕРА»
Гайрат Байматов родился в Ташкенте в семье учителя. Его отец — узбек, а мать русская, родом из Нижнего Новгорода, одного из крупнейших старинных русских городов, известных своей ярмаркой. Так в крови и мироощущении художника сплелись два мира, две культуры — мусульманская и православная христианская. Возможно, именно в этом коренится широта восприятия мирового художественного и духовного наследия, которая свойственна натуре мастера. Каждая личность формируется окружением, испытывая на себе самые разнообразные и противоречивые влияния, причем часто последствия таких влияний сказываются многие годы спустя.
Байматов вырос в древней части Ташкента — Старом городе. Интерес к рисованию у него пробудился рано. Окончив живописное отделение Республиканского художественного училища им. П.Бенькова в Ташкенте, он решил попробовать себя в области технического дизайна. Судьба привела его на Украину — в Харьковский художественно-промышленный институт. Завершив обучение, работая в качестве архитектора и дизайнера, осваивая новые технологии и материалы, изучая свойства различных красителей и видов красок, их химические характеристики, он обрел большой профессиональный опыт. Следует сказать и о том, что творческая индивидуальность Байматова формировалась под сильным воздействием традиционного украинского искусства, а также тенденций и яркой специфики национальной школы современного изобразительного искусства Украины. Именно здесь акварель стала для него излюбленной техникой.
Узбекистан, где начался процесс формирования личности художника, стоит на перекрестке различных эпох и цивилизаций. История древней Парфии и Бактрии. Кира и Александра Македонского, воздействие персидской и индийской культур и религий, арабское завоевание, принесшее с собой ислам, который постепенно занял доминирующие позиции в Центральной Азии — все это часть узбекской истории, элементы, из которых сложился менталитет и генный фонд местных жителей. Чингиз-хан. Амир-Темур, Бабур, Аль-Хорезми — эти имена знает весь мир.
В конце 30-х годов Узбекистан, будучи частью Советского Союза. стал домом для многих высланных из Москвы и Петербурга (в то время — Ленинграда) деятелей культуры и искусства, которые по тем или иным соображениям не соответствовали политическим требованиям существовавшего режима. Это трагическое обстоятельство, однако, оказало положительное влияние на развитие новых видов искусства на территории Центральной Азии. В Узбекистане сложилась новая национальная школа изобразительного искусства, не традиционного для этого региона. Безусловно, это было одним из шагов но пути проникновения «западного» влияния на привычный образ жизни и творческого самовыражения, но это — и один из значимых факторов и часть естественного исторического процесса освоения универсальной культуры, что сегодня позволяет говорить о сложившейся узбекской национальной школе живописи, насчитывающей не одно поколение высокопрофессиональных мастеров.
Так сложилось, что и в творчестве Байматова нашли отражение все упомянутые воздействия и влияния, и его работы стали своеобразной энциклопедией узбекской культуры и истории.
Вернувшись в Ташкент в 80-х годах, Байматов быстро завоевывает признание в кругу профессионалов и занимает видное место среди мастеров узбекского современного изобразительного искусства. Избранный коллегами на пост председателя секции графики и акварели Союза художников Узбекистана, он вносит заметный вклад в развитие этого вида искусства, организуя работы специализированных групп художников-акварелистов, выезжавших в разные уголки республики, воспитывая молодежь, прививая высокую творческую требовательность и профессионализм. Он успешно преподает в Республиканском художественном училище, получает звание «Заслуженный деятель искусств Узбекистана». Многие молодые художники не без гордости называют себя учениками Гайрата Байматова.
Синергетика корней, образования и профессиональной деятельности позволила сформироваться поистине творческой личности, далекой от каких-либо групповых интересов и преданной идеям высокого искусства. Он начал свою профессиональную карьеру с лирического пейзажа, далее последовала большая серия работ, посвященных истории возникновения традиционного и профессионального узбекского театра и театрального костюма. Эти работы возникли под впечатлением творчества супруги художника — Людмилы Байматовой, которая вела отделение театрального костюма в Республиканском художественном училище.
Гайрат Байматов принадлежит к тому типу художников, чье творчество можно подразделить на несколько последовательных периодов, каждому из которых присуща своя манера художественного самовыражения, те или иные технические и сюжетные особенности. Это может быть либо новый подход к традиционному сюжету, такому как любовь, вечность, добро и зло, или попытка создать свой собственный мир, основанный на личном опыте или возникший из-за противоречий с реально окружающей его действительностью.
Итак, после прекрасных пейзажей, выполненных в традиционной технике акварели «по сырому», появляются таинственные полыхающие яркими красками работы театральной серии, а после них — монохромные «Черные куклы». Именно в этот момент художник почувствовал ограниченность традиционной акварельной техники и необходимость поиска кардинально новых технических решений. Он добился поставленной цели, найдя новый прием, основанный на акварели. Его можно рассматривать как смешанную технику. Она и поныне делает работы художника уникальными: и по несомненным художественным достоинствам, и по средствам художественного самовыражения. Эта техника привлекает внимание как профессионалов, так и любителей и ценителей искусства.
Начиная с 1991 года мир подвергся значительным переменам, исчезла привычная среда со всеми ее положительными и отрицательными чертами. Перед многими художниками встала необходимость определиться — с кем они. У Байматова это выразилось в возросшей творческой активности.
90-е годы стали для него годами роста. Несмотря на признание профессионалов и ценителей, полученные звания и преданность учеников, Байматов держался в стороне от борьбы за лидерство и распределение сфер влияния, ставшей наиболее приметной чертой художественной жизни этого исторического этапа, когда складывались новые профессиональные объединения художников без очевидных идеологических рамок и бюрократического давления со стороны официальных властей.
Предлагаемая постановка вопроса может быть спорной, но с распадом Советского Союза и началом процессов демократизации в обществе сформировалось подчас неправильное представление о свободе, особенно в сфере художественного творчества. Ушли в прошлое строгие критерии профессионального мастерства, новые еще не сформировались, академические традиции в профессиональной подготовке объявлены устаревшими, но никто еще не знает чем их заменить и можно ли стать подлинным профессионалом при отмене традиционного обучения. 
Вероятно, все эти вопросы казались новыми только для стран, недавно обретших свою независимость. Страны Западной Европы этап активного обсуждения этих проблем уже прошли. Еще одним важным вопросом стала проблема формирования нового художественного рынка в условиях, когда государство перестало быть единственным и основным заказчиком и спонсором искусства. Были предприняты попытки анализа и проведения рейтинга среди наиболее признанных художников Узбекистана. Но критерии этого рейтинга были настолько нечеткими, что так и не удалось найти ответ на вопрос о том, кто же является самым популярным и признанным мастером и как оценивать его или ее место на рынке художественной продукции. Можно исходить из участия художников в международных и национальных выставках и учитывать полученные ими награды. К сожалению, за последнее время проводилось немного больших представительных выставок, позволявших определить тех, кто действительно вырвался в лидеры.
Может существовать и другой подход — коммерческий: чьи работы наиболее активно покупают и по каким ценам? Но совершенно очевидно, что и этот путь не даст ясной картины, поскольку подлинного рынка просто не существует. Однако, если довериться результатам проведенных анализов и рейтингу, пусть часто построенному лишь на художественной интуиции авторов публикаций, Гайрат Байматов и в них занимает одну из ведущих позиций. Почему складывается именно так?
В самом начале 90-х годов Байматову сопутствовала удача, и он встретился с бизнесменами братьями Ван Рампай из небольшого городка в Бельгии. Будучи в Узбекистане, поближе познакомившись с его искусством, в частности с акварелью, они решили организовать что-то типа мастер класса и коммуны и пригласить туда тех художников, которые представлялись им наиболее интересными и многообещающими. В своем выборе они опирались не только на собственное мнение, но и на советы экспертов. Отобранная команда получила приглашение поработать в Бельгии в течение месяца. Это было самое начало, позднее сотрудничество продолжилось, но возникли трудности — поддерживать искусство иногда бывает очень дорого… Тем не менее тогда, в 1992 году, Байматов, пожив в другой стране, смог посмотреть на нее не беглым взглядом туриста, а неторопливо, как бы изнутри.
В Бельгии Гайрат обрел совершенно новое ощущение того, что мир мал и полон противоречий, и сформировал собственный подход к идее вселенной и вечности, что выразилось в серии «Планеты». Почему много зла и конфликтов, почему все мы столь различны и не можем научиться понимать друг друга? Откуда приходят к нам различные цивилизации? Возможно, они действительно рождаются на других планетах вне Земли? Как должны сосуществовать разные культуры и расы? Раздумья художника по поводу этих вопросов, его осмысление бытующих научных концепций легли в основу одной из работ этой серии — «Планета №2»: жесткая комбинация из маленьких кубиков зависла в пространстве, четкая геометрически ясная композиция располагает Планету в центре креста. По признанию художника, это — его версия Западного мира: кубики, притиснутые один к другому, почти не оставляют места для дальнейшего развития композиции. При внимательном рассмотрении на гранях кубиков видны детали, свидетельствующие о множестве западных цивилизаций, причем каждая такая мини-композиция может служить эскизом для полноценной самостоятельной работы. В этом заключается своего рода противоречие творчества, художественной мысли и ее воплощения: это демонстрация того, какие грандиозные потенциальные возможности сокрыты в кажущемся узилище человеческой фантазии. Крест символизирует христианство, господствующую идеологию и мораль, ставшую основой для развития европейской культуры. Однако, внимательно вглядываясь в фон и фактуру креста, мы увидим маленькие темные пятна, которые при более близком рассмотрении превращаются во множество лиц, причем не европейского типа. Так художник выражает мысль о том, что Восток и прочие части света всегда обогащали европейскую культуру, и именно в этом заложена перспектива ее дальнейшего развития. Как это уже много раз бывало в истории мирового искусства, идеи, приходящие с Востока, воспринимались европейской культурой, перерабатывались и усваивались ею, а затем вновь возвращались на Восток уже в виде так называемого западного влияния. В то же время постоянный обмен и воздействие культур являются основой новых успехов в развитии искусства Старого света.
Идея академика Вернадского о ноосфере стала новой философией Гайрата Байматова. При рассмотрении его полотен зрителя не покидает чувство, будто бы художник взирает на все происходящее несколько со стороны, сохраняя некоторую дистанцию, стремясь осознать происходящее, пропустить его через себя, и, создав новые образы и миры, предлагает их зрителю как предмет рассмотрения и понимания. Интуиция практически не подводит художника: образы настолько остры, что его произведения при всей их сложности, а подчас и закодированности, представляются справочником современной жизни, проблем и событий. Как бы ни были широки образные параллели и метафоры художника, в конечном итоге каждое его произведение абсолютно адресно и конкретно. Говоря о современности, художник обращается к вечному, не обходит стороной библейские сюжеты. Работа над ними раскрывает отношение художника к вечным человеческим ценностям и является образным воплощением его жизненной позиции.
Независимо от того, какое признание выпало на долю художника, у него порой возникает потребность вернуться к природе. Художник пишет цветы, просто цветы, очень красивые и декоративные, но стоит немного пристальнее присмотреться к ним, появляется ощущение, что с ними что-то неладно. «Сумасшедшие цветы в сумасшедшем мире» — напряженные, предельно эмоциональные, они как крик разрывают полотно в клочья. Пожалуй, именно эти цветы — самое большое откровение художника, даже несмотря на огромное его внимание к соразмерности и выверенность композиции, соотношению цветов, равновесию идеи и средств художественного выражения.
Но человек не может жить в напряжении долго, он стремится сбросить с себя непосильный груз. Так возникает желание укрыться в какой-то иной реальности и оттуда сделать следующий шаг в развитии творческого бытия. Воспоминания детства, ощущение корней, мусульманская культура и традиционная узбекская культура и ремесла, менталитет и духовность, которые окружают человека с момента его появления на свет, его поиск вечной любви и попытки понять ее природу, суть отношений между мужчиной и женщиной. К этим сюжетам обращается художник, пережив чувство опустошенности и отторжения от социально заостренной тематики. Происходящие вокруг перемены носят слишком глубинный и драматический характер для того, чтобы можно было избежать их воздействия на жизнь каждого человека. Именно поэтому такие основные вопросы как: откуда я родом, во что я верю и что может спасти мою душу, являются жгучими и болезненными. А у художника есть только один способ поделиться своими мыслями: он создает все новые и новые работы.
Одной из работ Гайрата Байматова является произведение, названное автором «Расколотый гранат» (1990): своеобразный синтез традиций Востока и универсального подхода к осмыслению мира, попытка передать ощущение кризиса социального, политического и духовного. Огромный гранат раскололся надвое, зерна высыпаются из него и падают в никуда или в бесконечное пространство Вселенной, эти зерна — души людей, их судьбы, разбитые жестокими жизненными коллизиями, их жизни, до которых никому нет дела. Основанная на строгой симметрии композиция подчеркивает идею противоречия, заложенного в основу произведения — два противостоящих, но тесно связанных между собой мира: Азия и Европа. Гранат в восточной традиции — символ плодородия, это также символ единства и единения, но на полотне он расколот, как расколот мир гением войны. Его образ — в виде летящего над гранатом всадника дан в верхней части композиции. Цветовая гамма призвана еще больше подчеркнуть напряженность изображенного: контраст серого, красного, желтого и черного создает ощущение опасности и беды, однако художнику удается найти редкий по выразительности цветовой баланс, возможно уходящий в глубину традиций искусства Востока, для которого характерно редкое умение находить эти сочетания и использовать их как одно из ведущих средств художественной выразительности. Обращение к этому приему делает произведение художника еще более адресным и узнаваемым, а саму композицию возводит в разряд символов.
Это описание может показаться слишком пространным, однако из него вытекает, что художник, обычно причисляемый к мастерам, ориентированным на современное модернистское искусство не традиционного плана, на самом деле широко обращается к глубинным истокам традиционного национального искусства. Другое дело, что его собственный творческий потенциал позволяет ему не повторять слепо ставшие каноническими традиции, а перерабатывать их и даже вносить свой творческий вклад в их дальнейшее поступательное развитие, что является, пожалуй, самой высокой и самой сложной задачей творчества. Серия его «фольклорных» произведений не только демонстрирует подлинное знание и понимание национальной художественной традиции, но и способность воплотить национальный менталитет как составляющую часть универсальных духовных ценностей. Блистательными примерами тому могут служить работы «Уйгурские невесты» и «Сон на крыше».
Байматов принадлежит к тем художникам, которые постоянно находятся в поиске новых средств художественной выразительности, новых образов и идей. Процесс познания мира для него никогда не останавливается, и именно это вселяет в него самого все новые силы, а его творчеству открывает неограниченные перспективы. Мастерское владение многообразными техническими приемами, глубокая и всесторонняя образованность, интерес к жизни людей и природе человека дают ему материал для новых произведений, никогда не оставляющих зрителей равнодушными. Его основная тема сводится к следующему: мир человека и понимание этого мира через призму личности художника. Здесь приходится оспорить одну из характеристик ранее господствовавшего на территории нашей страны основного творческого метода — социалистического реализма, по которой искусство есть объективное отражение действительности. По мере переоценки ценностей и избавления от идеологических стереотипов мы приходим к пониманию того, что именно субъективность в искусстве, то есть отражение мира через призму творческой индивидуальности мастера, и составляет его ценность и неповторимость каждой творческой личности.
Байматову удается создавать свой целост  ный, волнующий и высокохудожественный мир: это целая вселенная, сформировавшаяся на основе вселенских ценностей, представлений о добре и зле, красоте и многоликости мира.
Феномен Гайрата Байматова обусловлен всем предшествующим развитием узбекского изобразительного искусства. В настоящее время мы все становимся свидетелями того, как искусство и культура Узбекистана интегрируются в мировую культуру, открывая перед ней новые или забытые ее страницы, беспредельный взлет в ХIV-ХV веках на территории государств Центральной Азии и самобытное современное искусство, одной из составляющих которого является и творчество признанного узбекского художника Гайрата Байматова.

Надежда Коблова  

Надежда Владимировна Коблова — искусствовед и переводчик. Окончила Институт иностранных языков и Ташкентский театрально-художественный институт им. А.Н.Островского (отделение теории и истории искусства). Организатор выставок искусства Узбекистана (более 50 экспозиций в 25 странах). Автор многочисленных статей и передач на радио и телевидении, посвященных современному искусству Узбекистана.

11.12.2008, 669 просмотров.

| Главная| Информация| Художники Узбекистана| Карта сайта| Контакты|